Право на поиск

Журнал “Волонтёр” № 5/2009-2010 г.

После кровавых битв ВОВ достойно похоронить всех погибших не было возможности. В селах – только женщины, старики и дети. Даже совместно с похоронными командами они не могли собрать всех павших воинов. Поэтому их сбрасывали в санитарные захоронения или закапывали прямо в окопах и траншеях, сносили в братские могилы. В лесные массивы старались не соваться, боясь подорваться на мине.

С чего начинался поиск…

{mosthumbviewer: images/stories/massmedia/volonter5-1.jpg, images/stories/massmedia/volonter5-1s.jpg, ,left}{mosthumbviewer: images/stories/massmedia/volonter5-2.jpg, images/stories/massmedia/volonter5-2s.jpg, ,right}В конце 1940-х - начале 50-х гг. государство начало делать попытки упорядочения захоронений. Но эти мероприятия в ряде случаев были проведены формально, без должного внимания и профессиональной подготовки. Однако такая работа была. Поисковые отряды создавались при школах, комсомольских организациях. Были живы ветераны войны, в каждом доме звучали фронтовые истории и воспоминания. Над увековечением памяти работали историки, писатели, журналисты, школьные учителя, работники военкоматов, архивов, музеев и т.д. Писатели К.М. Симонов, К.Д. Воробьев, Б.Л. Васильев, историк А.М. Самсонов пытались в своих книгах донести правду о войне. В 1979 г. вышла документальная повесть Валерия Аграновского «Белая Лилия», рассказывающая о поисковом отряде города Красный Луч, разыскивающем пропавшую без вести в 1943 г. легендарную летчицу Лилю Литвяк. Писатель С.С. Смирнов создал цикл телепередач «Подвиг». В газетах «Красная Звезда» и «Советский патриот» были рубрики, посвященные поиску пропавших без вести и розыску друзей-однополчан.

Летом 1981 г. по решению ЦК ВЛКСМ в рамках Всесоюзного похода началась Всесоюзная поисковая экспедиция «Летопись Великой Отечественной». Она была рассчитана на длительный период работы по увековечению памяти погибших, сбору документов и материалов, записи воспоминаний и оказанию помощи ветеранам, организации общественных музеев и проведению мероприятий, имеющих военно-патриотическую направленность. Для координации и методического руководства был создан Центральный штаб экспедиции. В начале 1982 г. в помощь поисковикам в издательстве «Молодая гвардия» вышла книга ветерана журналиста Ю.М. Иконникова «Связные истории». В книге обобщался опыт следопытской работы, а также содержались конкретные рекомендации ЦК ВЛКСМ, штаба экспедиции по проведению поиска в рамках экспедиции «Летопись Великой Отечественной».

Поиск в Украине – порядка не видно

{mosthumbviewer: images/stories/massmedia/volonter5-3.jpg, images/stories/massmedia/volonter5-3s.jpg, ,left}{mosthumbviewer: images/stories/massmedia/volonter5-4.jpg, images/stories/massmedia/volonter5-4s.jpg, ,right}Сегодня поисковые работы на территории Украины проводятся только энтузиастами и положение у них незавидное. Все выезды они совершают за свои деньги, тратят личное время. Рискуют многим, а получают, в лучшем случае, моральное удовлетворение от того, что, в принципе, должно стать стопроцентной заботой государства – перезахоронение останков павших воинов. Руководитель поисковой группы «Рубеж» Юрий Савченко: «Сердце кровью обливается, когда натыкаешься на равнодушие людей. Нас часто спрашивают: «Зачем вы занимаетесь поиском останков, о которых уже все забыли?» Многие уверены, что за это мы получаем огромные деньги. А когда узнают, что расходуем собственные средства и время, ничего не получая взамен, крутят пальцем у виска. И что поделать? Эмоциональная связь с той страшной войной все тоньше. В стране вырастает поколение, которое едва ли скажет вам, что за праздник 9 Мая и отчего плачут эти бабушки и дедушки. Хорошо, что дети не знают, что такое война, смерть, голод и взрывы. Но ведь на примерах героизма и самопожертвования, которые совершили воины во время Великой Отечественной войны, мы можем воспитывать сегодняшнее молодое поколение. К сожалению, далеко не все это понимают». Разрешение на право работать на той или иной территории дают, как правило, сельские и районные советы. Все это сопряжено с огромными трудностями, ведь преодоление бюрократизма и чиновничьего безразличия – штука непростая. Да и потом, до сих пор не существует ни одного документа, регламентирующего деятельность поисковых отрядов в Украине. Есть Законы «Об историческом наследии» и «Об увековечении Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Но ни в одном из этих документов не сказано о поиске останков погибших и их перезахоронении. Поэтому всевозможные коллизии наблюдаются повсеместно. Недавно в одном из заповедников была поймана поисковая группа. Ребята делали благородное дело - искали останки солдат для перезахоронения. Но доводы поисковиков мало повлияли на директора заповедника, который вызвал милицию. Конечно, даже стихийная могила - это захоронение, а на эксгумацию останков нужны документы. Тем более нельзя копать на территории заповедника. Но вместе с тем на территории заповедника в окопах и санитарных ямах остаются лежать останки десятков солдат. И они заслужили быть похороненными на мемориале по всем христианским канонам. Но – нельзя! Прежде следует обойти большое количество инстанций, министерств, комиссий, потерять много денег и только потом получить заветную бумагу. В это же время «черные» копатели сделают свое черное дело и превратят поле в «лунный кратер». Представители власти зачастую считают любую форму сотрудничества обузой и предпочитают запретить общественным организациям поисковые работы, ввести уголовную ответственность за их проведение. А ведь можно было бы существенно упростить процесс поиска и совместно с представителями местной власти, милиции и МЧС провести работы в поле. Ан нет! При нынешнем положении вещей результат будет плачевным – «белые» копатели исчезнут, а «черные» как копали, так и будут копать на свой страх и риск. Вот только цена на их услуги возрастет.

Создание единого документа на право проведения поисковых работ упростило бы работу. Но тут следует продумать, как отрегулировать действия. Да и опыт тех же России и Белоруси, увы, пока что нельзя использовать в качестве примера. В этих странах все, что касается сохранения памяти о Великой Отечественной, передано в структуры Министерства обороны. Параллельно с общественными организациями поиском занимаются специальные поисковые батальоны оборонных ведомств. Сложно представить, что загнанные в лес солдаты-срочники и офицеры будут воодушевленно заниматься поиском. Ведь для них это работа «от забора и до обеда». Естественно, ни о каком бережном отношении к находкам не может быть и речи.

О «черных» копателях

{mosthumbviewer: images/stories/massmedia/volonter5-5.jpg, images/stories/massmedia/volonter5-5s.jpg, ,left}Далеко не всем поисковикам нужны разрешения, акты и т.д. Тем, кто выезжает в поля за наградами или оружием не нужно ничего, кроме подходящего инвентаря и более-менее вероятного места захоронения. Останки солдат они рассматривают как неизбежное сопутствующее поиску военных артефактов. С ними поступают по-разному: кто-то бросает обратно в яму, кто-то разбрасывает вокруг нее и т.п. Некоторые из «черных» копателей, имея остатки совести, закапывают останки в землю, а сверху устанавливают деревянный крест, как наводку для «белых». Иногда к останкам бросают гильзы, куски металла на случай, если крест сгниет…

У «черных» копателей не возникает финансовых проблем. Каждый найденный предмет стоит денег. Опыт показывает, что это довольно прибыльный бизнес. Об экипировке «черных» копателей и говорить не приходится, у них всегда есть возможность купить нормальный металлодетектор, GPS-навигатор и даже раздобыть карты времен войны – деньги делают все. Многие работают под заказ, разыскивая в зависимости от пожеланий заказчика оружие, боеприпасы, награды, личные вещи солдат, документы и т.д. Все это соответственно оплачивается.

Есть в деятельности поисковиков и опасные моменты, связанные с боеприпасами. И здесь есть место непростительной небрежности. Так, некоторые думают, что поскольку снаряд пролежал в земле 60 лет, то заржавел настолько, что взорваться не сможет. И напрасно. Некоторые ВОП находятся в неплохом состоянии. Иногда достаточно легкого толчка, чтобы сработал взрывной механизм. Другие особо «гениальные» копатели начинают их разбирать, в результате чего случаются трагедии. Видимо, в связи с этим для поисковиков необходимо организовать курсы по мерам предосторожности с ВОП и оружием. Игнорирование проблемы – не выход, копать будут все равно. Ведь сегодня это стало чуть ли не модой. Молодежь, начитавшись СМИ, насмотревшись фильмов или соблазнившись легкими заработками, покупает поисковый прибор (от $300 до $5000) и отправляется в поля. Конечно, вначале у всех в глазах горит огонек, воображение бурлит при мыслях о тоннах всякой всячины, которая принесет мгновенное богатство. Реальность оказывается более суровой, а иногда и трагичной.

Идентификация останков

Факт, но останки большинства найденных погибших солдат (80%) так и остаются безымянными. Вот почему огромной удачей считается нахождение какого-либо документа. К примеру, недавно поисковикам группы «Рубеж» посчастливилось найти вместе с останками воина портмоне, в котором сохранилась красноармейская книжка. Благодаря этому удалось установить имя и фамилию бойца – Корнюшкин Михаил Варфоломеевич. Сейчас ведутся работы по розыску родственников солдата. Но это один из нечастых случаев. Сбор информации тоже представляет определенные трудности. Большинство архивов ВОВ остались в России. Российские поисковики делят свою работу на два периода – полевой летний и архивный зимний. У нас этот процесс построен на опросе живых свидетелей, выискивании по крупицах информации в книгах. Так, успешной была недавняя экспедиция, организованная Киевской общественной организацией «Товарищество ветеранов разведки ВМФ» (руководитель Александр Мармашов), в Васильковский район Киевской области, на место падения советских бомбардировщиков ДБ-3Ф. О том, что в этом лесу в 1941-м упали три советских бомбардировщика, сегодня знает только один местный житель, который был свидетелем воздушного боя. Собственно, благодаря ему и удалось найти это место, восстановить фамилии некоторых летчиков. Куда менее везет поисковикам группы «Победа». Руководитель группы Александр Тарасюк рассказал о том, что они уже давно ищут на территории Вышгородского района братскую могилу, в которую были сброшены воины, погибшие при форсировании Днепра в 1943-м. Тогда осенью трупы течением начало сносить вниз к Киеву. Чтобы избежать паники, сотрудники НКВД протянули через реку понтонные сети, выловили трупы и сложили штабелями. По слухам, так они пролежали всю зиму. А весной внезапно появились машины, на которых все погибшие были вывезены в неизвестном направлении. Есть достаточно много свидетельств того, что страшный груз далеко не увезли, но вот куда его дели - точно сказать никто не может. Видимо, свет на эту тайну могли бы пролить документы из архивов ФСБ. Вот только использовать их наши поисковики не могут. Да и смогут ли когда-нибудь?

Евгений ЛЕВЧЕНКО
Фото из архивов поисковых групп «Рубеж» и «Победа» Всеукраинского фонда поиска «Память»

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com