Содержание материала

Гидротехнические сооружения Киевского укреплённого района.

Гидротехнические сооружения в системе обороны Киевского укрепрайона играли большое значение. С помощью их заболачивались подступы к переднему краю укреплённой полосы у сёл Казаровичи, Красного Хутора и Демидова.

В акте проверки КиУРа от 25 августа 1937 года в отношении гидротехнических сооружений говорилось:

«УР имеет одну действующую плотину на р. Ирпень длиною 1200 мтр. Земляная часть плотины сделана из мелкого песка. Плотина требует усиления ее земляной дамбы экраном из суглинка, перестройки старого водоспуска, ремонта и усиления нового водоспуска».

А начиналось всё так.

Решение о строительстве гидротехнических сооружений на реке Ирпень, было принято Коллегией Наркомата Земледелия УССР 17 февраля 1931 года, на основании доклада Рябоконя и В.А. Лысова (заместителя директора и главного инженера Укрмелиотреста) о состоянии мелиоративных работ на правобережье и об ущербе нанесённое делу обороны осушением поймы реки Ирпень.

Выполнение проекта по строительству плотин было поручено Укрмелиотресту. Утверждаться проект должен был комиссией в составе: В.А. Лысова, Губы и представителем от штаба Украинского военного округа (УВО). Однако эта комиссия В,А. Лысовым не созывалась.

19 марта 1931 года Укрмелиотрест (УМТ) получил задание от Спецсектора Народного Комиссариата Земледелия (НКЗ) УССР запроектировать сооружения, позволяющие затопить долину реки Ирпень, на участке Демидова – Шевелевка в нужный момент, и в течении 20 – 25 суток. Водоспускные сооружения должны были допускать пропуск воды в ложе реки.

Заданием Управления Начальника Работ – 28 (УНР-28 – открытое обозначение Киевского укреплённого района) требовалось участок Казаровичи – Демидово – Шевелевка заболотить ещё в мирное время, путём создания постоянных мелких водоёмов.

29 марта 1931 года Укрмелиотрест был поставлен в известность о решении командования КиУРа строить гидротехнические сооружения для постоянного заболачивания поймы реки Ирпень.

10 апреля 1931 года Укрмелиотрест представил Спецсектору НКЗ УССР схему проект, который был разработан в трёх вариантах:

  • затопление – заболачивание;
  • затопление;
  • заболачивание.

12 мая 1931 года Наркоматом Земледелия был выбран первый вариан6 затопление и заболачивание, также наркомат обязал Укрмелиотрест закончить строительство к 1 октября 1931 года. Непосредственная ответственность за это оборонное строительство была возложена на заместителя директора Укрмелиотреста В.А. Лысова.

По решению В.А. Лысова в проекте были внесены изменения. Было сокращено количество плотин с пяти до трёх, хотя на это никто санкций не давал и Укрмелиотрестом проведено самостоятельно. Также было сокращено число шлюзов на плотинах с трёх до одной. На это Укрмелиотрест получил разрешение УНР-28 и Управление инженерных войск РККА. В ущерб прочности сооружений В.А. Лысовым были внесены изменения в устройство пониженного выреза (это исключало заболачивание поймы).

В период составления технического проекта, 10 июля 1931 года были получены указания военного инженера Рыжова, об увеличении профиля плотины и других конструктивных элементов.

Изготовление полного технического проекта было закончено 8 марта 1932 года, хотя строительство началось без проекта в июне 1931 года. При чём изыскания топографические и геологические проводились, но в совершенно недостаточном объёме.

В пояснительной записке к проекту инженера Кушнира сказано, что при составлении технического проекта базировались в основном на архивные данные осушительных работ. Гидротехнические расчёты построены на данных Гидрометеорологического Научно Исследовательского института, который находился в городе Киеве, а также по записям водомерного поста у села Мостище за 12 лет, с 1912 года с перерывами по 1927 год. Кривая расхода реки Ирпень была составлена заведующим гидрометрической части института Петровым, по которой максимальный расход 1924 года был равен 110 кубометров в секунду.

В основу проекта был положен расход равный 210 кубометров в секунду.

Никаких надписей на проекте об утверждении его какой либо технической инстанцией (техническим советом Укрмелиотреста, главным инженером треста ) нет. Не было надписи Ио согласовании с УНР-28. Этим был нарушен приказ по Укрмелиотресту об обязательном утверждении техническим советом всех проектов. Не был поднят вопрос об утверждении проекта ни начальником специального строительства Укрмелиотреста Сызранцевым, ни начальником работ по проекту при УНР-28 Александровым.

В начале строительства направление оси плотин у Красного Хутора и Казаровичи было выбрано не выгодно, также не правильно был выбран объём работ, плотины повели по озёрам вместо островов.

К паводку весны 1932 года не были закончены водоспуски (не установлены полы) и не были сомкнуты на руслах реки земляные дамбы.

На плотине в Красном Хуторе, в дамбе было не засыпанное отверстие шириной 150 метров, на остальных двух плотинах ширина отверстий была 50 метров.

В результате прохода паводка весны 1932 года через незаконченные сооружения на плотинах Демидова и Казаровичи, 10 апреля водоспуски были размыты в глубь на 6 – 7 метров и расширены не засыпанные отверстия дамб.

После прохода паводка была создана комиссия, по заключению которой причины разрушений сводились к следующему:

  • незаконченности строительства;
  • конструктивным недостаткам водоспусков;
  • недостаточным организационным мероприятиям по подготовке к пропуску паводка;
  • констатация, что расход воды на реке Ирпень весны 1932 года являлся не бывалым.

В частности представителем инженерного управления РККА Рыжовым было предложено Укрмелиотресту проверить гидротехнические расчёты и уточнить гидрологию. По сообщению Гидрометеорологического Научно Исследовательского института максимальный расход воды реки Ирпень в 1932 году составлял 180 кубометров в секунду.

18 августа 1932 года директор Укрмелиотреста Войнович по требованию начальника инженеров Украинского военного округа Лапина для консультации пригласил инженеров С.П. Говорова и П.В. Мирошниченко. В заключении консультантов отмечалось, что расчётный расход в проекте несколько преуменьшен и можно ожидать максимальный расход воды на реке Ирпень до 250 кубометров в секунду. По заключению консультантов на плотинах были проведены дополнительные работы по креплению камнем, усилению крепления водоспуска, усилены конструкции лёдозащитной стенки.

В сентябре 1932 года по распоряжению директора Укрмелиотреста инженер Драчинский пересмотрел гидрологическую часть проекта и установил, что расход воды положенный в основу расчёта отверстия водоспусков преуменьшен в три раза. По расчётам Драчинского максимальный расход должен быть 650 кубометров в секунду, а не 210.

Расчёты инженера Драчинского для консультации были направлены профессору Говорову. По заключению профессора выбор величины отверстия в плотине затворами в проекте сделан достаточно осторожно, и что максимальный расход может быть порядка 277 кубометров в секунду. Поэтому размеры отверстия менять не следует.

Восстановление разрушенных плотин и земляные работы выполнялись летом 1932 года. С 1 ноября при помощи районных организаций Дымерского района работы были форсированы и к середине декабря, все три плотины были восстановлены.

11 и 18 февраля 1933 года под председательством начальника специального строительства Укрмелиотреста Сызранцева состоялось заседание технического совета. На этих заседаниях была обсуждена и утверждена представленная профессором Говоровым инструкция, о методах пропуска паводка через плотины реки Ирпень. В этой инструкции приводился максимальный расчёт, который был 350 кубометров в секунду.

Однако приглашённый на заседание технического совета профессор Я.Т. Ненько высказал мнение, что максимальный расход воды реки Ирпень должен быть в 500 – 600 кубометров в секунду.

Постановлением технического совета, начальник работ при УНР-28 Александров должен был подготовить места для подрыва дамбы дополнительных отверстий в случае возникновения необходимости.

По заключению директора Укрмелиотреста подготовка к пропуску паводка весны 1933 года в техническом, организационном и хозяйственном отношении при помощи УНР-28 и районных организаций была проведена удовлетворительно.


* * *

Весенний паводок 1933 года по сообщению Гидрометеорологического института на реке Ирпень предполагался не раньше третьей декады марта месяца и его размеры по указанию института ожидался в пределах 150 кубометров в секунду. Фактически же паводок, как и по всем прочим рекам Правобережья. начался ранее этого срока (18 марта 1933 года). Паводок на реке Ирпень весной 1933 года достигал 660 кубометров в секунду.

Сначала подъём воды был достаточно медленным, что дало возможность на плотине у села Красный Хутор приступить к выполнению решения технического совета о создании ледяного защитного поля закрытием щитов водоспуска. Попытка эта успеха не имела, так как 19 марта при ускорившемся нарастании горизонта воды и переливе через поставленные щиты, лёд увлекался водой, ломался и проходил через водоспуск в нижний бъеф. В 6 часов 19 марта щиты были убраны.

К недостаткам подготовки к пропуску воды, по мнению директора Укрмелиотреста, можно было отнести:

  • использование для борьбы со льдом перексилина вместо аммонала;
  • недостаточное внимание к промерам горизонтов и расхода воды (особенно у плотины села Демидова);
  • невыполнение постановления технического совета от 26 февраля, о заблаговременной подготовки в теле плотины мест для быстрого открывания дополнительных отверстий для пропуска излишней воды.

Что же происходило у плотин?

К 19.30 20 марта горизонт воды в верхнем бъефе плотины у села Красный Хутор превысил гребень плотины и насыпанный на 40 – 50 см. валик. Было принято решение к созданию дополнительных отверстий в теле плотины у левого берега. Эти меры не прекратили подъёма воды и только к двум часам 21 марта, когда вода расширила отверстия в теле плотины на Староречье, горизонт воды в верхнем бъефе плотины у Красного Хутора начал падать. Интенсивный ледоход прекратился к 19 часам, до прорыва тела плотины.

21 марта к пяти часам у плотины возле села Демидово горизонт воды в верхнем бъефе превысил горизонт плотины с переливом через верх. Ещё в 4.30 видя, как подымается вода, были предприняты меры для создания дополнительного отверстия (на острове). Однако это не приостановило быстрого нарастания горизонта. Прорыв тела плотины произошёл под правым берегом и возле старого русла у левого берега. В течении одного часа, из-за перелива воды через гребень, произошёл промыв земли у левого открылка водоспуска.

После значительного расширения водой отверстий в теле плотины, около семи часов 21 марта, началось падение горизонта воды в верхнем бъефе плотины у села Демидово.

Повышение горизонта воды в верхнем бъефе плотины у села Казаровичи также продолжалось, хотя и было сделано искусственное вскрытие плотины у левого берега. И к 12 часам 21 марта переливом через гребень плотина была прорвана на старом русле (в месте смыкания). Интенсивный ледоход ко времени разрушения тела плотины ещё продолжался.

Двигающейся лёд представлял собой ледяно-торфяные и камышовые поля, которые не поддавались разрушению даже с помощью взрывчатки. Эти поля достигали значительных размеров, так у плотины села Казаровичи они были от 500 до 1000 метров.

Объём разрушений на плотинах был такой:

Значительная часть плотин у села Красный Хутор была разрушена в двух местах, у левого берега в месте искусственного разрушения на 96 погонных метров при глубине до 2,7 метра. На староречье разрушения были на 200 метров при глубине прорыва до четырёх метров.

Повреждения водоспуска были в пределах нормальных эксплуатационных расходов.

Земляная часть плотины у села Демидово была разрушена в четырёх местах. У левого берега на старом русле на 60 метров при средней глубине до 7,5 метра. На острове в месте искусственного разрушения на 65 метров при глубине до 4,5 метра. У левого открылка водоспуска на 80 метров при глубине до 4,5 метра. В месте перелива у правого берега у торфяного основания на 75 метров при глубине до 5 метров.

В связи с промывом у левого открылка, повреждения водоспуска было более значительно, чем на плотине у села Красный Хутор. Хотя по заключению специалистов при значительном ремонте (который оценивался в 610 тысяч рублей) этот водоспуск можно было использовать в дальнейшем.

Плотина у села Казаровичи была разрушена в двух местах. На старом русле на 240 метров при средней глубине до 6,5 метра, и у левого открылка до 50 метров на глубину до семи метров.

Повреждения водоспуска были наиболее значительны, и восстановления его для дальнейшего использования было возможно, так как затраты не превышали 30 – 40 % его первоначальной стоимости.

Причины разрушений были сформулированы техническим совещании, которое проходило 3 и 4 апреля 1933 года. На этом совещании присутствовали профессор Ненько, инженеры Мирошниченко и Рыжов. В выводах совещания говорилось: «Констатировать, что разрушение сооружений на р. Ирпень явилось следствием неправильно исчисленного расчетного расхода, почему и произошел перелив через гребень земляной плотины».

Такая же формулировка была и в заключении комиссии от Киевского областного исполнительного комитета.

По докладу начальника Укрмелиотреста Войновича, восстановление плотин на реке Ирпень надо было произвести с созданием дополнительных отверстий – водоспусков или водосливов, которые гарантировали бы пропуск максимальных паводочных расходов, т.е. примерно в два раза большей пропускной способности в сравнении с существующими водоспусками (при условии оставления последних).

Для этих целей надо было уточнить места для постройки этих сооружений и разработать конструкцию, которая должна была быть пригодна для пропуска тяжёлых ирпенских лёдоходов. К консультации по вопросам проекта (гидрология и конструкция сооружений) планировалось привлечь высококвалифицированных специалистов из Киевского Гидрометеорологического Научно-Исследовательского института. Им ставилась задача провести расчётные вычисления расхода реки Ирпень, которые можно было бы положить в основу проекта сооружений.

Стоимость восстановительных работ (до восстановления схематичного проекта) определялось в 1. 500. 000 рублей. Из этой суммы дополнительные водоспуски (водосливы) должны были стоить около 900 – 1000 тыс. рублей.

Схематический проект и смета расходов по плану должны были быть закончены к 5 мая 1933 года. Однако, не ожидая окончания проектирования, на стройку стали поступать механизмы и строительные материалы.

Но из-за отсутствия финансирования работ восстановление плотин не началось в определённые сроки. В связи с этим Войнович 13 июля 1933 года пишет письмо Народному Комиссару Земледелия УССР Одинцову и командующему УВО Якиру. В нём говорилось: «…считаю безпорно необходимым до паводка 1934 г. построить плотину у с. Демидово и учитывая что дальнейшая затяжка ассигнований на данное строительство может лишить нас возможности восстановить хотя бы эту одну плотину на р. Ирпень, - отдаю приказ с 15 / VII – 33 г. приступить к строительству, о чем докладываю Вам, принимая на себя полную ответственность за вынужденные партизанские действия».

Принятыми мерами на реке Ирпень была восстановлена плотина только у села Демидово, которая вторично подверглась размыванию в 1935 году.

По заключению комиссии от 11 января 1939 года для восстановления Демидовской плотины в 1937 году было выделено 250. 000 рублей (по заключению специалистов, требовалось 2 миллиона рублей), которые израсходованы были не по назначению. Далее говорилось, что «Штаб КИУР с целью снятия с себя ответственности в августе 1938 г. передал плотину для ремонта Ушосдору, но не отпустил средств для ее ремонта. Ушосдор работ никаких не провел и передал обратно КИУР».

Как в дальнейшем проходило восстановления плотин в документах не говориться. Но к началу обороны города Киева в полосе Киевского укрепрайона была одна плотина у села Демидово, которая сыграла определённую роль и не позволила противнику сходу овладеть Киевом.

+38(044) 404-58-77

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com